Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом
За последние пять лет в Севастополе произошли несколько ДТП, которые всколыхнули город и заставили общественность обратить внимание, как расследуются резонансные дела и работает судебная система.

На фото: ДТП 16 ноября 2008 года на 58-м км автодороги Ялта-Севастополь





Последнее задание младшего лейтенанта

Спустя почти два года суд первой инстанции вынес решение по уголовному делу, в котором погиб сотрудник милиции.
В дорожно-транспортном происшествии, которое произошло на Ялтинском кольце 30 ноября 2008 года, погиб оперуполномоченный Гагаринского районного отделения милиции г. Севастополя Олег Тарасов. Ему был 21 год. Это был молодой, здоровый, красивый, энергичный и коммуникабельный парень. Его очень любили девушки, у него было огромное количество друзей, именно друзей, а незнакомых.

Трагедия произошла в воскресенье, около трех часов дня. Как рассказала сестра Ольга, утром к Олегу зашел его сослуживец А., который принес с собой бутылку водки -- накануне «хорошо погулял» и хотел опохмелиться. Они вместе позавтракали, выпили. Кстати, Олег вообще практически не выпивал, а тем более по утрам да еще такие крепкие напитки. Что так на него повлияло, или кто, в семье до сих пор не могут понять.

Сослуживцу нужно было ехать на Сахарную Головку, допросить свидетеля по делу об убийстве. Он уговорил Олега поехать с ним, да не на служебном автомобиле, а взять машину отца. На резонный вопрос: как мы поедем нетрезвые, его коллега ответил, что он сядет за руль, а если остановят, волноваться не придется: он бывший гаишник, и у него все схвачено.

Сослуживец действительно ранее работал в ГАИ, но был уволен по статье, кстати, в райотделе он тоже долго не продержался, затем устроился в управление юстиции, откуда его также уволили по статье.

На фото: Олег Тарасов

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финаломОни сели в отцовский «Мерседес» и поехали на задание, в районе Московского рынка к ним подсела девушка-следователь. От 5-го километра А. понесся на бешеной скорости. На Ялтинском кольце при повороте налево он не справился с управлением и врезался в осветительную опору. А. и девушка – следователь практически не пострадали, а Олег погиб на месте. «Когда я увидела машину, это была груда искореженного металла, от увиденного у меня был шок,-- вспоминает Ольга. -- Дальше я все смутно помню, уколы, врачи. Первым о трагедии узнал отец бывший сотрудник милиции.

«Со смертью Олега из родителей ушла жизнь. – говорит сестра. -- Если бы Господь дал мне возможность поменяться с ним местами, я бы поменялась. Хотя бы потому, что я старше на 10 лет, потому что у меня есть ребенок. А он как луч солнца пришел на эту землю, обогрел всех, влюбил в себя всех и ушел».
Первое судебное заседание было назначено спустя почти год. Сослуживец, которого обвиняли в гибели Олега, вину свою не признавал и не признает. У родителей за неумышленное убийство сына он ни разу прощения не просил. На судебных заседаниях вел себя вызывающе. После пятого заседания, когда уже судом фактически была доказана его вина, он поменял адвоката. На очередное заседание А. не явился, поменял паспорт и собирался, скорее всего, уехать за границу, где проживала его сестра.

В связи с этим суд вынес постановление о взятии его по стражу.

В конце прошлого года Балаклавский районный суд приговорил А. к шести годам лишения свободы, а также лишил его специального звания -- лейтенант милиции. А. с приговором он не согласился и подал апелляцию.

Неизвестный водитель "Лексуса" убил таксистку

Как следует из следственных материалов, «20 июня 2009 года около полуночи водитель, находясь в состоянии алкогольного опьянения (1,9 промиле), управлял автомобилем Лексус GX 470 и во время движения по ул. Вакуленчука со стороны ул. Степаняна у остановки «Студгородок» при попытке обгона выехал на полосу встречного движения, где в лоб столкнулся с автомобилем «Мицубиси».

За рулем такси (автомобиль «Мицубиси») была сорокалетняя Ирина Климова. Машина не выдержала напора джипа – ее развернуло и вынесло на ступеньки остановки общественного транспорта. Ирина погибла на месте ДТП, двое пассажиров такси муж и жена получили тяжкие телесные повреждения. Водитель, опять же по отчету следователя, «попытался с места происшествия скрыться, но был задержан нарядом ДПС».


Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом То, что осталось от машины такси
К утру весь город знал, что ДТП совершил сын авторитетного, влиятельного человека отца Георгия (Полякова), на чье имя была оформлена машина. Не знали только сотрудники ГАИ. В сводке пресс-центра автоинспекции водитель Лексуса значился неустановленным, хотя все знали, что за рулем был 26-летний Петр Поляков, который проходит службу в прокуратуре ЧФ РФ. По другой версии за рулем находился помощник военного прокурора Севастопольского гарнизона.
А дальше тишина… Представители общественных организаций и автофорума через месяц после этого ДТП провели автопробег, требуя справедливого расследования этого дела.

Предположения общественности о том, что следствие по этому делу будет долгим, вполне оправдались. Прошло полтора года, судебное рассмотрение дела еще не началось. Приведем только одну цитату: «Педаль газа развёрнута в правую сторону, также не учтено что положение рулевого колеса и сидения не соответствует физическим параметрам водителя, разобрана панель, в которой забиты параметры компьютера. Таким образом, нельзя установить чья коленка разбила панель, разбита также декоративная панель, которая подходит под колено майора».

За полтора года по этому делу проведено семь экспертиз. Как рассказал судебный эксперт-автотехник, трасолог, автотоваровед сектора криминалистических исследований Севастопольского отделения Харьковского НИИ судебных экспертиз им. Бокариуса Сергей Марков, «то, что виноват кто-то из водителей джипа -- это 100 %, но идет спор, кто сидел за рулем и чья коленка ударилась о пластик и сломала его».
Когда следователь назначил комплексную судебно-медицинскую и транспортно-троссологическую экспертизы, чтобы это определить, у людей уже зажили все повреждения, пришлось экспертам руководствоваться медицинскими заключениями. «Сопоставляя повреждения на человеке с деформацией на автомобиле, мы определяем, кто сидел за рулем, -- говорит С. Марков. -- Мы уже определили, но это тайна следствия».

По словам адвоката Александра Рудя, последний раз, несколько месяцев назад, следователь пытался отправить дело в суд, однако органы прокуратуры не согласились с этим, и потребовали провести еще одну экспертизу. Теперь уже в Харькове.
Несмотря на то что главным подозреваемым по делу по-прежнему считается сотрудник военной прокуратуры, семья Поляковых заплатила потерпевшим.

Вся надежда на Европейский суд

Уже на утро 4 июля весь город говорил о трагедии на проспекте Октябрьской революции -- 20-летняя Дарья Белак и 26-летний Дмитрий Колпак были сбиты на пешеходном переходе БМВ, которым управлял водитель в состоянии наркотического опьянения. Они не дошли до дома буквально сто метров.

Как следует из материалов дела, ДТП произошло примерно в половине первого ночи 3 июля 2009 года. Водитель автомобиля BMW, находясь под воздействием наркотических веществ, двигался по проспекту Октябрьской революции с превышением допустимой скорости. В районе остановки общественного транспорта «Пр. Октябрьской революции» при приближении к нерегулируемому пешеходному переходу для объезда впереди стоящего автомобиля «Шевроле» он выехал на полосу встречного движения и сбил двух пешеходов, потом врезался в припаркованный на противоположной стороне дороги автомобиль «Ниссан». По свидетельству одного из очевидцев ДТП, водитель BMW устроил гонки с другим автомобилем, предположительно, «Мазда». Скорость обоих автомобилей была не меньше 150 км/час. Водитель БМВ был задержан, однако.

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом На фото: Дарья Белак и Дмитрий Колпак
«Подсудимый стоял на своем, «да, я ехал, увидел впереди стоящий автомобиль, чтобы не бить машину, решил принять левее, пешеходов я не видел», -- говорит представитель потерпевшей стороны, юрист Дмитрий Кушнир. --Естественно он их не видел: он летел так, что въехал в такси, которое, стоя на ручнике, после удара летело еще 15 метров».

В суде подсудимый также не согласился с выводами медицинского обследования в Севастопольской городской психиатрической больнице и заключением, что он находился в состоянии наркотического опьянения невыясненной этиологии и утверждал, что не употребляет психотропные или наркотические вещества. Однако за два дня до происшествия страдал бессонницей и попросил у матери таблетку. Мать подтвердила, что давала своему сыну «форте персен» или амитриптилин. Однако заключением эксперта было установлено, что данные лекарственные препараты не содержат наркотических, психотропных веществ и прекурсоров.

Употребление спиртных напитков подсудимый тоже отрицал.

Поле опроса свидетелей суд счел доказанной виновность Асеева в совершении им преступления именно в состоянии наркотического опьянения и назначил ему наказание в виде девяти лет лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года, иски потерпевшей стороны по возмещению морального вреда удовлетворил частично в размере 500 тысяч гривен каждому родителю погибших ребят.
Асеев с предъявленным обвинением в части управления автомобилем в наркотическом состоянии, а также с исками был не согласен и подал апелляционную жалобу.

Апелляционный суд отменил вынесенный судом первой инстанции приговор и вернул дело на доследование.

После рассмотрения дела повторно суд оставил в силе приговор в части лишения свободы, но снял с подсудимого отягощающие обстоятельства, нахождение в состоянии наркотического опьянения -- за недоказанностью. Согласно акта исследования взятых у подсудимого после ДТП анализов, в крови Асеева не обнаружено наркотических веществ, а в моче было обнаружено 1.4 бензодиазепина -- одного из основных составляющих психотропного вещества, которое оказывает непосредственно влияние на головной мозг.

Однако пять тысяч долларов сыграли свою роль -- и пьяного признали трезвым. На суде эксперт-химик заявил, что бензодиазепин содержится в целом ряде лекарственных препаратов, но эдентифицировать, какой именно употреблял Асеев, невозможно. Поэтому отягчающие вину обстоятельства в виде наркотического опьянения суд не принял во внимание.

Таким образом, виновник ДТП лишился отягчающих факторов, что позволит ему претендовать на досрочное освобождение, и избежал выплат по регрессивному иску от страховой компании, как за свой автомобиль, так и за поврежденный «Ниссан».

От имени потерпевшей стороны летом прошлого года в Верховный суд Украины (ВСУ) была подана кассационная жалоба. ВСУ не нашел оснований в удовлетворении жалобы, посчитав, суды детально изучили все обстоятельства уголовного дела, виновник понес суровое наказание и признание факта наркотического опьянения не повлияет на существо дела. По словам Д. Кушнира, 3 марта отправлены документы в Европейский суд.

Адвокатский сговор?

«В тот вечер семья приехала с рыбалки, ловили раков, устали легли спать, дочке было скучно, она позвонила мне, я летом живу на даче в поселке Грушевка, где Гостевой дом, и я сказала ей, приезжай, -- вспоминает Лариса Семенова. -- Мы долго разговаривали, пили чай. В половине десятого, когда она засобиралась домой, я предложила ей переночевать у меня, но Алена беспокоилась, что муж сына не покормит, собака будет голодной сидеть, и пошла домой.

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом На фото: Алена Невмержицкая с сыном
Как потом уже выяснилось, она дошла только до середины нерегулируемого пешеходного перехода, что в районе остановки «Ул. Дм. Ульянова». Как говорит ее мама, Алена, скорее всего, видела, что в ее направлении движется автомобиль: она была человеком осторожным и опытным водителем, понимающим, что автомобиль должен притормозить, а то и остановиться перед переходом. Начальник рэпа, который ехал в десятом часу вечера на служебном автомобиле на работу, видимо, думал по-другому. Удар мама услышала внизу, в балке.

--Кто-то вызвал «скорую», ГАИ. Врачи поставили систему без фонарика, насколько было видно. – вспоминает Л. Семенова, -- Сотрудник ГАИ говорит, что водитель виноват на 100%. Потом получилось что вообще не виноват». Вот точка зрения потерпевшей стороны:


Был свидетелем – стал обвиняемым

Среди множества случаев ДТП со смертельным исходом есть и случай на ул. Вакуленчука. Из общей статистики он выделялся тем, что в результате ДТП погиб Черчиелло Феличе. Но если с гибелью гражданина Италии все было ясно: он умер не от травм, полученных в дорожном происшествии, а в силу несовершенства медицинской трансплантологии. То, чтобы спасти водителя такси, что вез его, пришлось провести семь экспертиз.

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финаломВсе произошло 2 августа 2007 года. В светлое время суток, примерно в 19.35 водитель автомобиля «Фольксваген» двигаясь по ул. Вакуленчука со стороны пл. 50-летия СССР напротив дома № 14 перед нерегулируемым пешеходным переходом при объезде стоящего впереди автомобиля «Вольво» пересек сплошную линию, выехал на полосу встречного движения и столкнулся с такси, автомобилем ДЭУ, который двигался по своей полосе. В результате столкновения водитель такси и две его пассажирки получили телесные повреждения.

Через неделю, когда в реанимационном отделении 1-й горбольницы скончался господин Феличе, следственный отдел по расследованию ДТП при УМВД Украины в Севастополе по признакам преступления, предусмотренного ст. 286 ч.2 УК Украины возбудил уголовное дело. Вот тут-то и выяснилось, что за рулем «Фольксвагена» был непростой водитель, и вступиться за него было кому. И вступились. В изложении молодого человека дорожное происшествие выглядело так: поскольку правая полоса движения была занята автомобилями, чтобы не столкнуться с автомобилем «Вольво», он повернул руль влево, встречная полоса движения была пуста. Он пересек сплошную линию дорожной разметки, при этом постоянно притормаживая. После того, как он поравнялся своим капотом с багажником «Вольво», он остановился полностью. После того, как он остановился, увидел, как сверху по крайней левой полосе своего движения ему на встречу движется автомобиль ДЭУ, который двигался по прямой, не меняя направления движения прямо на него.

И других наставили на путь истинный: зачем вам подавать гражданский иск на возмещение материального вреда против молодого человека, лучше пусть это будет состоятельная фирма-такси. Пассажирки такси сразу забыли об автомобиле, что неожиданно выехал им навстречу на скорости: «так как разговаривала с сидящими в машине и не обращала внимания на дорожную обстановку», но точно помнили, что «по ходу движения таксист постоянно ехал со скоростью около 100-110 км/ч. На выезде с ул. Степаняна на пр. Октябрьской революции они чуть не врезались, выехав на встречную полосу. Но ничего не произошло».

Спустя шесть месяцев водителю такси было предъявлено обвинение по ст.286 ч.2 УК Украины. В отношении последнего была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, был наложен арест на его личный автомобиль, и на автомобиль ДЭУ, имущество службы такси, пострадавший в ДТП. Так он из свидетеля превратился в обвиняемого.

Таксист свою вину в совершении преступления не признал, полностью подтвердил ранее данные показания в качестве свидетеля: «После того как я увидел «Фольксваген» на своей полосе движения, я нажал на тормоз, но не успел затормозить. Столкновение произошло левыми частями автомобилей, автомобиль «Фольксваген» находился под углом, так как выезжал из-за «Вольво», пересекая сплошную разделительную полосу».

Защитник обвиняемого через три дня при объявлении об окончании досудебного следствия заявил ходатайство о назначении комплексной транспортно-трасологической автотехнической экспертизы силами экспертов Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз. Защита была не согласна с выводами предыдущих экпертиз и считала, что они были проведены односторонне, с грубыми нарушениями существующих методик и норм проведения подобного рода экспертиз. В удовлетворении ходатайства начальник отдела расследования ДТП УМВД в Севастополе отказал. Однако через месяц с помощью прокуратуры экспертизу, все-таки назначили.

Ее выводы оказались совершенно иными. Эксперты подтвердили, что ДЭУ действительно перед столкновением тормозил. Показания свидетелей являются не состоятельными.

В данной дорожно-транспортной ситуации техническая возможность предотвращения аварии была столкновения автомобилей ДЭУ и «Фольксваген» не определялась действиями водителя такси. В действиях последнего нет несоответствий правилам дорожного движения. Уголовное дело было прекращено «в связи с недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления». Однако в отношении водителя «Фольксвагена», который и создал аварийную обстановку, уголовное дело так и не возбудили.

На нет и суда нет

«Мы с Женей прожили восемь лет. Он для нас с сыном был всем. В то воскресенье утром мы проснулись рано, у всех было хорошее настроение, ко мне приехала младшая сестра и мы с ней и с сыном поехали в город гулять, -- говорит вдова Татьяна Бутко. -- А Женя отправился к моей маме. Муж не стал брать машину, а поехал на мопеде…». То, что произошло дальше, поделило всю жизнь молодой женщины на белое и черное. Без надежды выбраться из этой черноты.

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финалом На фото:Евгений Бутко с сыном Артемом
«ДТП произошло 14 сентября 2008 г., в половине восьмого вечера, было еще светло, -- Два джипа ехали со стороны Севастополя в направлении Симферополя и обгоняли друг друга. Муж ехал по своей полосе. Джип Гранд Чероки известного гонщика по драг-рейсингу Арсена Демердживыехал на встречную, произвел с ним лобовое столкновение и протянул тело еще 60 метров. У Жени с боку была противооползневая стенка, он никуда не мог свернуть. Муж скончался на месте. Ему было всего 35 лет, -- вспоминает Т. Бутко. -- Около полуночи мне сообщили о трагедии. Странно, что так поздно, ведь документы были при нем. Еще день я разыскивала тело, и забирала из морга его как неизвестного.

Сыну Артему тогда было 7 лет, я только через три дня после ДТП, перед похоронами, сказала ему, что папы больше нет. Сын не мог смириться, что папы нет. У него истерика была, по ночам спать не мог. Ребенок выдвигал свои версии, как папа мог спастись: почему папа под джип не лег?...». До сих пор Артем наблюдается у невропатолога, врачи находят его состояние требующим медикаментозного лечения.

Ребенок боится оставаться один. По словам Т. Бутко, он часто достает и смотрит видео, которое они снимали, когда ходили в походы, на море, на рыбалку. «Ребенок смотрит без меня, потому что знает: я буду плакать, --рассказывает Татьяна. -- Отец Жени тяжело воспринял его смерть -- до последнего не верил, говорил, что это не он, что сын приедет, что он обязательно вернется. Свекор перестал воспринимать жизнь, как действительность. У него помутился рассудок. Через год после смерти Жени он умер».

Отдел расследования ДТП УМВД в г. Севастополе первый раз вынес постановление о прекращении уголовного дела по факту ДТП 23 января 2009 года «в связи с отсутствием в действиях водителя Демерджи состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 286». Вдова погибшего обжаловала это постановление в суде, поскольку полагала, что проведенное досудебное следствие является односторонним, а выводы необоснованными.

Судите сами. Следствие основывает свои выводы на показаниях свидетелей ДТП --водителей Демерджи и Ульяшова. У следствия не вызвало сомнений состоятельность их показаний, несмотря на то, что они близкие знакомые – первый командир экипажа, второй его штурман, и их рассказ о ДТП полностью противоречит выводам транспортно-трассологической экспертизы.

Рассмотрение жалобы растянулось на полгода, так суд лишь с пятого раза удалось истребовать материалы дела для изучения. Прокурор на рассмотрение жалобы не явился.

В конце октября 2009 года суд удовлетворил жалобу Т. Бутко, поскольку установил, что экспертное заключение подтверждает несостоятельность показаний свидетелей, а вопрос об их состоятельности с технической точки зрения вообще не ставился перед экспертом. Уголовное дело было направлено в отдел по расследованию ДТП для возобновления следствия.

Как видно из письма начальника отдела расследований ДТП УМВД в Севастополе, спустя еще полгода -- 25 марта 2010 года -- дело опять закрыли и снова в виду отсутствия состава преступления. Но на этот раз следователи себя обезопасили и приписали, что «» дело находится на проверке в организационно-методичекском отделе и только после утверждения результатов проверки руководством следственного управления «вам будет направлена копия постановления».

Прошел год, а Татьяна Бутко до сих пор не получила этот документ. Не имея копии постановления, она не может обжаловать его в суде. Обращения адвоката потерпевшей в прокуратуру результатов не дали.

ДТП есть, а винить некого

Бывает и так. Страшное ДТП, много жертв, а отвечать за содеянное некому – «дело прекращено в связи с гибелью злоумышленника», как формулирует это КПК Украины.

Жизнь, прерванная на дороге. Часть II: Громкие дела с тихим финаломДнем 16 ноября 2008 года на 58-м км автодороги Ялта-Севастополь водитель автомобиля БМВ выехал на полосу встречного движения и столкнулся с автомобилем ВАЗ, после чего продолжил движение и столкнулся с автомобилем «Черри», а потом по инерции совершил столкновение с «Опелем». В результате этого ДТП погибли водитель и два пассажира а/м «Черри», двое пассажиров, которые ехали в БМВ, а также сам виновник аварии – водитель БМВ.

Как прокомментировал ситуацию следователь, уголовное дело не возбуждалось, так как судить некого.
Родственники погибших, с которыми мы связались спутя полтора года после ДТП -- летом 2010 года, наотрез отказались говорить о трагедии, только пожаловались, что компания, застраховавшая БМВ, не выполнила свои обязательства, хотя семьи лишились кормильцев, а дети отцов.

По словам эксперта, генерального директора ООО «Гарант-Ассистанс» Вадима Шевченко, «если на иждивении человека, который погиб в ДТП, находились несовершеннолетние дети, то они могут рассчитывать на компенсацию до достижения ими совершеннолетнего возраста. На компенсацию могут рассчитывать родственники, например, престарелая мать или отец, которые жили за счет доходов погибшего. Также законом предусмотрена компенсация морального ущерба в пределах 5000 грн., связанного с повреждением здоровья. Но она будет выплачена только в том случае, если в суде будет доказано наличие морального ущерба, а также его связь с повреждением здоровья».

Через неделю на сайте читайте III часть расследования "Война с пешеходами"

Расследование выполнено при поддержке Датской ассоциации журналистов-расследователей SCOOP. Юридическая эксспертиза выполнена юристами Института развития региональной прессы

Татьяна РИХТУН, Надежда ДИДЮРА